4. С ЧЕГО НАЧАТЬ?(Лука и Дэн)

 

Лука.

Работать над установлением контакта с Бэллой было легче в плане того, что я работала в дошкольном учреждении, где  несмотря на определенную структуру дня я  имела возможность варьировать ее занятия, участвовать в увлекательных играх и остранять от участия в игре, если поведение было проблемным. Работая в школе необходимо учесть, что к ученику сразу предъявляются требования. Времени на игры и «ненадоедливое сопровождение» практически нет. Имея уже некоторый опыт за спиной, я выделила только те требования, которые были необходимы – это требование ходить строем и требование сидеть в кругу на коврике во время урока. Кроме того, по просьбе родителей Луки, были введены запреты : запрет на «игру» с выключателем и «игру» с дверями. Я не знала тогда как работать со «стимами» ( повторяющимися действиями, занятиями) и просто интуитивно блокировала доступ к ним. Так, в туалете прямо на выключатель мы поместили знак «стоп». Свет я включала сама в начале учебного дня. Двери я тоже открывала сама, выступая на шаг вперед и комментирую короткой фразой: «Дверь открывает учитель». Поскольку концепция «ходить строем» для Луки не значила ничего, мы использовали единственный способ, возможный в данной ситуации: Лука всегда стоял первым  в строю и «вел» класс, держа учителя за руку. Немного сложнее было с двадцатью минутами сидения «по-турецки» во время обучающего блока. Вот здесь мне понадобилось четко обозначить,  что я ассоциируюсь не только с требованиями, но и с увлекательными занятиями в том числе. Кроме того, мы начали работу и над навыком: «Лука поднимает руку и просит у учителя разрешения сделать перерыв». Поднимать руку у Луки не получалось долго. Только к концу года он был способен сделать это самостоятельно. Перерыв мы с ним проводили в сенсорной комнате, в которой были трамплин, туннели с мячами, утяжеленное одеяло, гимнастический мяч и другое. Лука имел доступ к занятиям и вещам в строго определенном мной порядке, то есть контроль за использованием оборудования оставался за мной и он это знал. Постепенно, к концу года, мы увеличили время участия в обучающем блоке до двадцати минут.

Дэн.

Все-таки моя самоуверенность сыграла определенную роль в отношениях с Дэном. Понимая, что мои требования постоянны, подкрепления за выполнение требований следуют немедленно. Речь проста и понятна. Он понял сразу что ему со мной быть лучше, чем без меня. Я бы назвала наши отношения деловыми. Я предъявляла требования →Дэн требования выполнял→Дэн получал подкрепление. Подкрепление играет огромную роль в работе с ребенком с аутизмом. Особенно на начальном этапе установления правил и требований. Нам с учителем понадобилось около недели, чтобы определить, что имеет необыкновенную ценность для Дэна. Первое, что приходит в голову, когда вы устанавливаете педагогический контроль в отношениях «учитель-ученик» — это съедобный подкрепитель. Мы, с согласия родителей, выбрали изюм. Несколько попыток «наградить» послушание изюмом успехом не увенчались. В то же время, я заметила, что мое предложение прогуляться по школьному коридору, было встречено мальчиком с энтузиазмом. Яркая наклейка, стикер, вызвала улыбку у Дэна. Когда на следующий день он пришел с той же наклейкой на руке, я показала учителю глазами на его руку и сказала: «Вот оно! Мы нашли подкрепитель!»

Наклейки, стикеры, я использовала в течение десяти учебных месяцев. С сентября до последнего учебного дня в июне. Умение построить схему подкрепления правильно, и правильно внести изменения (!)  в процесс подкрепления (уменьшить или увеличить пропорциальное соотношение «выполнение инструкции-подкрепитель»)– это одно из условий вашего успеха в работе с ребенком с аутизмом. В сентябре мы начали работать над навыком «Дэн сидит на ковре, скрестив ноги «по-турецки». Как уже упоминалось, первое, над чем я начала работать с Дэном был визг, используемый им для привлечения внимания. Мы продолжали игнорировать визг, но не могли игнорировать другую проблему, «перешедшую по наследству» с прошлого года:  постоянные попытки толкнуть, ударить или пнуть соклассников на улице (пятнадцать минут игры в школьном дворе до начала занятий) и в классе. Игнорировать такое поведение нельзя. Поэтому на улице за это поведение Дэн получал наказание «тайм аут»- пять минут сидения вдали от играющих детей. Без каких-либо комментариев с моей стороны. Ударил-тайм аут.(Я вернулась к работе над этой проблемой позже.) А в классе я старалась создавть условия так, чтобы он физически не мог никого ударить. Отвлекая его внимание и обращаясь с просьбой к другим деткам, например: «подвинь свой стульчик, я бы хотела сидеть рядом с Дэном». Нелегко это было сделать, когда класс садился в круг. Кроме того, Дэн не хотел сидеть по-турецки. А вытянутыми ногами легче было нанести удар по соседям слева и справа. Так возникла необходимость начать работу над сидением «по- турецки» или «крис-крос» (крест накрест). Во- первых, все детки сидят «крис-крос», во-вторых, сидя в такой позиции, ребенок физически не может  никаго пнуть. Мне понадобился ровно месяц, чтобы  доказать Дэну, что сидеть так, как сидят все дети, больше в его интересах, нежели в моих. Если вы сумеете построить программу по модификации поведения ребенка так, что приемлемое поведение будет в его интересах больше, чем в ваших, то вы уже практически добились успеха.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: